Интервью с фотографом Игорем Табаковым: «Цифра» — мой технический зам

Фoтo Влaдимирa Филoнoвa
Унивeрситeтскaя библиoтeкa. Гeйдeльбeрг, Гeрмaния. 2016

Сeгoдня в гoстяx у iXBT.com сaмый нaстoящий прoфeссиoнaл. Фoтoгрaфию кaк свoю судьбу Игoрь Тaбaкoв выбрaл eщe в дeтствe и в пoслeдующeй биoгрaфии с нaмeчeннoгo пути нe свoрaчивaл. Блaгoдaря спeцификe прoфeссии и длитeльнoму служeнию eй, Игoрь Eфимoвич de facto стaл oдним из тex, кoгo мoжнo нaзвaть лeтoписцeм (мы бы нaзвaли тoчнee, «фoтoписцeм») нoвeйшeй истории России. В иллюстрациях к этому интервью вы сможете увидеть знакомые лица известных людей в официальной и бытовой обстановке, которые памятны нам по важным событиям, ставшим не только фоном для наших собственных биографий, но и фактами недавней истории. А беседуем мы сегодня о том, что волнует многих, увлеченных фотографией, а также, как водится, о жизни вообще.

Фото Юрия Абрамочкина

Пожалуйста, расскажите о вашем пути в профессию: с чего все начиналось, чем понравилась фотография, что побудило заняться ею всерьез?

Начинал я как фото- и кинолюбитель еще школьником, когда мне было двенадцать лет. Сначала посещал кружок в Доме пионеров, а после этого — фотоклуб. В те времена мне нравился сам процесс съемки, но еще более того — обработка материала и получение результата. Затем учился на факультете журналистики Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, а после его окончания проработал шесть лет в Фотоцентре Союза журналистов СССР (после 1991 года — Союз журналистов России). Там я занимался, в основном, зарубежными фотовыставками. В последующие годы работал директором фотослужбы Дома российской прессы, затем — фотожурналистом и редактором в периодических изданиях, включая The Moscow Times [ежедневная газета, издавалась в Москве на английском языке — прим. ред.].

С Евгением Халдеем. 1987. Фото Валерия Милосердова

Выходит, что детское увлечение фотографией определило выбор будущей «взрослой» профессии?

Да. Как ни банально это звучит, но это состоявшийся факт, и опровергнуть его невозможно.

Писатель Василий Аксенов. Москва. 2004

Кого вы считаете своим учителем в фотографии? Был ли выбор этого человека случайным или, наоборот, закономерным?

Большую роль в моем становлении как фотографа сыграло творчество Александра Родченко. Впервые я узнал о работах этого выдающегося мастера из книги Леонида Филипповича Волкова-Ланнита, которая вышла в свет в середине семидесятых годов XX века, когда я еще учился в школе. Кстати, лет через десять, уже занимаясь дипломной работой, посвященной А.М. Родченко, я встретился с Леонидом Филипповичем и впоследствии даже подружился с ним. А.Ф. Волков-Ланнит был автором многих книг об отечественной фотографии, а Родченко он знал лично, еще с двадцатых годов, и был знаком с его родственниками. Работы Александра Михайловича Родченко произвели на меня колоссальное впечатление. Я стал даже фотографировать в его стиле: использовать верхние и нижние ракурсы, крупные планы в портретах. Конечно, позже у меня выработался мой собственный стиль, но эти заочные уроки Родченко дали мне очень много. Вообще же я всегда старался впитывать культуру фотографии и изобразительного искусства в целом в ее лучших образцах и манере их авторов.

Центризбирком. Кандидат в президенты РФ В. Путин и А. Вешняков. Москва. 15 февраля 2000 г.

Как, где и у кого вы бы советовали учиться фотографии?

Я бы советовал, в первую очередь, обращаться к классикам, причем не только фотографии, но и кино, а также изобразительного искусства в широком смысле. Многие известные мастера получали образование на факультетах журналистики или во ВГИКе [Всесоюзный государственный институт кинематографии — прим. ред.]. Но, конечно, когда-нибудь нужно встретить хорошего наставника, и хорошо, если это произойдет на раннем этапе. Как я уже упоминал, моя дипломная работа была посвящена творчеству Александра Родченко — во многом из-за того, что его работы оказали на меня большое влияние в самом начале моего приобщения к фотографии. Учитель очень важен — это прописная истина. Но тем не менее, многие, особенно любители, игнорируют этот важный фактор своего становления.

Барак Обама. Москва. 2009

Можете ли вы назвать этап в своей биографии, на котором произошло ваше «преображение» из просто человека, умеющего управляться с фототехникой, в мастера, уделяющего больше внимания композиции, рисунку кадра, динамике, тональному решению и т.   д.?

Такое «преображение» меня произошло в середине девяностых годов, когда я стал работать в газете The Moscow Times фотографом и редактором.

Дональд Трамп. Москва, 1996

После этого работать стало легче или тяжелее?

Работать стало интереснее и тяжелее, конечно. Ежедневная газета требует от журналиста больших усилий и известной изворотливости: важно вовремя успеть с материалом в номер, и при этом его уровень должен быть весьма высоким (я имею в виду качество). В отечественной печати издавна была задана очень высокая планка, ниже которой — ни-ни! И все это более важно, когда работаешь в команде с высокими профессионалами и настоящими мастерами своего дела.

Министры Игорь Иванов и Сергей Иванов. Москва. 2003

В пленочно-бумажные времена у «настоящего» фотолюбителя масса времени уходила на занятия, напрямую следующие за процессом фотосъемки: проявка негативов, изготовление и обработка отпечатков. Вероятно, у профессионала этих проблем было меньше, ведь на него работали лаборатории? Но все же, в какой мере вы при съемке ориентировались на лабораторный процесс?

Во времена аналоговой фотографии у профессионального фотографа, особенно фотожурналиста, на проявку пленки и печать фотографий уходило, пожалуй, не меньше времени, чем у фотолюбителя. Мы, например, в газете все это делали сами. Во-первых, ежедневное издание требовало оперативности, а во-вторых, всегда было полезнее, чтобы автор сам контролировал качество на всех этапах работы. Кстати, уже в конце 1999 года, когда у нас появились первые профессиональные цифровые камеры, мы по привычке так же, самостоятельно обрабатывали снимки.

Радован Караджич. Москва 28 февраля 1994 г.

В чем, по-вашему, состоят основные особенности репортажной фотосъемки? Какие требования она предъявляет к фотографу и его мастерству?

Пожалуй, главное — умение (и везение) оказаться в нужное время в нужном месте. А особую ценность представляет способность фотожурналиста предугадывать ситуацию — точнее, ее развитие. Нужно, как принято говорить, «чувствовать человека», психологически точно определять последовательность его действий. Важно научиться дожидаться важного, главного, решающего момента, который отразил бы суть происходящего — сколько бы ни потребовалось времени на это. Очень выручают «репортажника» и навыки быстро ориентироваться в специфике применения оптики и аксессуаров в разных обстоятельствах, способность правильно использовать освещение, светотень и цвет в выбранном сюжете — все это идет на благо результата, то есть фотографии. Немаловажную роль в репортаже играет сам по себе опыт фотографа, а также его знания особенностей техники и технологий работы со снимками. Важен и общий культурный багаж. А вообще-то нужно просто владеть искусством ви́дения будущего фотоснимка.

Борис Ельцин. 1997

Не могли бы вы рассказать какую-нибудь курьезную историю из произошедших с вами во время репортажной работы или в связи с ней?

Однажды я приехал в одну из московских хрущевских пятиэтажек, чтобы сделать репортаж о женщине, приютившей в своей однокомнатной квартире на пятом этаже пятьдесят бездомных собак. Предвкушая интересные кадры, я позвонил в ободранную до неприличия дверь и услышал ожидаемый лай. Когда хозяйка отворила дверь и вся свора кинулась в мою сторону, пришлось несколько минут ждать, пока женщина всеми правдами и неправдами оттащила наиболее активных «друзей человека» вглубь квартиры.

Я вошел и обомлел… Собаки были повсюду: на кухне, на балконе, в туалете, на самодельной трехэтажной кровати, где одно из мест было все-таки хозяйским. В постоянном лае, повизгивании и завываниях было что-то жуткое, даже апокалиптическое. Но хуже всего было дышать: пол в квартирке, здесь и там был покрыт лужицами, понаделанными этими собаками. Это была настоящая камера пыток для обоняния.

Я, конечно, сделал фотографии и через полчаса покинул эту гостеприимную квартиру, но моя одежда настолько пропиталась запахами, которыми наградили помещения собаки, что салон машины, в которой мы возвращались в редакцию, еще в течение недели после нашей поездки хранил запах собачьих выделений, поражая этим водителя и пассажиров.

Владимир Гусинский. 1995

Как повлияла на вашу деятельность цифровая революция, сделавшая процесс фотографирования предельно простым технически и поистине широко доступным? Я, разумеется, имею в виду не очевидные прорывы в оптике и камеростроении, а общую смену парадигмы.

Лично для меня цифровая революция — это благо. Делать то же, что на пленке, но без нее и к тому же быстрее, качественнее, с более широким выбором инструментов и возможностей — это, несомненно, хорошо! А создает с «цифрой» современный фотограф, в принципе, то же, что и Жозеф Нисефор Ньепс 175 лет назад, а именно: фотографическое изображение. Мне «цифра» помогает в работе, но для меня она не самоцель, а только помощник, так сказать, «технический зам». Можно ли утверждать, что появление компьютера как-то повлияло, например, на творчество писателя? Скорее всего, ему просто стало удобнее, комфортнее, легче, причем не только собственно писать, но и искать нужные сведения. А слова рождаются все-таки не из компьютера, а «из головы».

Павел Грачев. 1995

Можете ли вы четко отграничить круг задач, для которого пленка остается незаменимой? Или ее все же следует считать пережитком прошлого, которое сродни любви к виниловым дискам и ламповым усилителям во времена господства цифрового звука?

При всей любви к пленке, следует признать, что она ушла в историю фотографии. Впрочем, ушла с честью и заняв в этой истории почетное место. Снимать на пленку, конечно, можно и сейчас. Можно имитировать разные старые технологии получения фотографий, в том числе изготавливать дагерротипы. Но это все же удел любительства (в хорошем смысле этого слова) и материальной базы художника. Другая сторона медали такова, что «цифра» нередко доводит фотографа до соблазна приукрасить реальность или как-либо исказить ее в угоду публике. Это вполне допустимо в креативной фотографии, но претит принципам фотожурналистики.

Утро 19 августа 1991 г.

Я не до конца разделяю расхожее мнение о том, что профессионал может снимать даже самой примитивной камерой — по-моему, в фотографии слишком многое зависит не только от самого мастера, но и от инструментов, которыми он пользуется. В какую сторону вы бы советовали смотреть начинающим фотолюбителям и «продвинутым» энтузиастам? Иными словами, если обращаться к технике, что сегодня представляет критически важную ценность?

Конечно, инструмент для фотографа есть важная оставляющая его успеха: светосильная оптика, надежная профессиональная камера, удобные аксессуары, мощный компьютер и «правильный» монитор помогают автору успешно решать поставленные задачи. Безусловно, настоящий художник виден, в первую очередь, через его творчество, идеи, изобразительные средства. В идеале каждый фотограф должен подбирать инструмент, который наилучшим образом соответствует поставленной задаче. Если фотожурналисту важно иметь быструю камеру, достаточно длинную линейку оптики, разнообразные системы удаленного контроля и т.   д., то креативному фотолюбителю — объективы с «интересным рисунком», а стрит-фотографу — компактную камеру.

Михаил Горбачев. 1994

Не хочется просить вас пророчествовать, но всё же важно услышать мнение профессионала: что ждет фотографию в ближайшем будущем? И как это отразится на нас?

За два прошедших десятилетия, с распространением передовых технологий, фотография постепенно заняла в «цифровом пространстве» ведущее место как средство коммуникации, инструмент воздействия и эстетический феномен. Благодаря тому что практически у всех жителей Земли есть инструмент для фиксации окружающей их жизни — фотокамера или смартфон, — актуальные изображения насыщают информационный поток практически «с колес». Думаю, в дальнейшем эта тенденция будет только усиливаться. Из-за этого роль профессиональной журналистики будет снижаться, а «народной» — расти. В области художественной фотографии, как мне кажется, станут преобладать тенденции к формализации изображения, увлечение возможностями постобработки, зачастую в ущерб содержанию.

Юрий Любимов. 2005

Спасибо!

Беседовал Михаил Рыбаков

Авторские права на фотографии, если в подписях не указано иное, принадлежат Игорю Табакову и воспроизведены здесь с его любезного разрешения

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.