От крафта к конвейеру: как облако меняет подход к ИТ

CNews: Нaскoлькo дaвнo «Инфoсистeмы Джeт» зaнимaeтся стрoитeльствoм чaстныx oблaкoв и скoлькo у вaс сeйчaс в рaбoтe прoeктoв?

Илья Вoрoнин: Прoeктирoвaниeм чaстныx oблaкoв мы зaнимaeмся пoслeдниe двa-три гoдa. Нa дaнный мoмeнт у нaс в рaбoтe двa прoeктa срeднeй вeличины, a тaкжe oдин свeрxмaсштaбный прoeкт для бaнкa из тoп-3, o кoтoрoм мы плaнируeм рaсскaзaть в ближaйшee врeмя.

CNews: В чeм зaключaeтся oсoбeннoсть пoтрeблeния ИТ пo oблaчнoй мoдeли?

Илья Вoрoнин: Миграцию в облака можно сравнить с переходом от мануфактуры к фабрике, заменой ручного труда на производство с помощью машин во время промышленной революции. Ранее служба ИТ заранее не представляла себе, какие услуги могут потребоваться бизнесу, какова может быть стоимость их выполнения, каждый раз это было исполнение на заказ в ручном режиме — «крафтовое» ИТ, если можно так выразиться. Частное облако — это своеобразный конвейер с ограниченным набором типовых услуг и с заранее известной стоимостью. Эта «фабрика» может находиться в вашем владении, в этом случае речь идет о частном облаке, или она может принадлежать внешнему провайдеру, и тогда мы говорим о коммерческом публичном облаке. Но ключевым фактором для обеих моделей является стандартизация предоставляемых бизнесу ИТ-услуг.

CNews: В чем заключается выгода от перехода на «конвейерный» способ производства ИТ-услуг?

Илья Воронин: Основное преимущество заключается, во-первых, в повышении прозрачности ценообразования и затрат на ИТ. Когда бизнес может четко структурировать свои расходы, становится понятно, где именно можно сэкономить.

Илья Воронин: Миграцию в облака можно сравнить с переходом от мануфактуры к фабрике, заменой ручного труда на производство с помощью машин во время промышленной революции

Во-первых, сокращается такая статья расходов, как затраты на оборудование. Миграция в облако предполагает переход от зоопарка разнородных решений к унифицированному пулу ресурсов, что позволяет снизить их фрагментацию. Например, в компании есть несколько информационных систем, каждая работает на своем оборудовании, при этом в каждом из сегментов остается небольшое количество свободных ресурсов, которые нельзя использовать, так как на уровне железа система жестко изолирована. При переходе к единому пулу эта фрагментация уходит, и заказчик может эффективнее распределять ресурсы хранения и вычислительные мощности.

Во-вторых, прозрачность расходов позволяет выявить чрезмерные затраты на неключевые бизнес-системы, которые ранее были незаметны, так как счет за ИТ выставлялся монолитно, без разбивки.

В-третьих, модель облака подразумевает, что клиент платит только за те ресурсы, которые он реально использует. Во время аудита мы нередко сталкиваемся с тем, что на балансе различных подразделений заказчика долгое время остаются неиспользуемые ИТ-системы.

Например, в процессе одного из таких проектов для телеком-оператора была выявлена бизнес-система, предоставляющая одну услугу с запредельными требованиями по RTO (recovery time objective, максимальный промежуток времени, в течение которого система может оставаться недоступной) и RPO (recovery point objective, максимальный период времени, за который могут быть потеряны данные в результате инцидента), очень дорогая. По факту выяснилось, что уже несколько лет нет ни одного абонента, ее использующего. В результате система была переведена в класс архивных, что на порядок сократило затраты.

Главное, переход на модель облака позволяет видеть динамику изменения расходов на ИТ в разрезе прикладных систем и сопоставлять её с изменениями в бизнесе.

CNews: В какой момент компании начинают задумываться о строительстве частного облака?

Илья Воронин: Как правило, катализатором выступают финансовые причины, а именно, желание сделать расходы прозрачными, или технологические соображения, когда руководству становятся очевидны технические преимущества создания единого пула ресурсов.

CNews: Каков диапазон затрат на строительство частного облака и от чего зависит их размер?

Илья Воронин: Затраты зависят от размера компании: для небольшого предприятия цена вопроса начинается от нескольких миллионов долларов. Переход к частному облаку предполагает стандартизацию и унификацию оборудования, что, как правило, подразумевает закупку нового железа. Повторное использование уже имеющихся аппаратных систем возможно, но, чаще всего, они не составляют значительной части новой инфраструктуры.

CNews: Каков срок окупаемости затрат на облачную инфраструктуру?

Илья Воронин: Планируемый срок окупаемости составляет 3–4 года.

CNews: Расскажите об этапах реализации частного облака и сложностях, которые чаще всего возникают на этом пути.

Илья Воронин: Во-первых, это планирование, далее идет выработка стандартов и строительство технологической платформы, затем следует развертывание средств автоматизации и биллинга частного облака и, наконец, миграция существующих информационных систем на новую платформу. На мой взгляд, ключевой проблемой становится выработка и внедрение единых стандартов, так как владельцы информационных систем, как правило, сопротивляются нововведениям и отстаивают прежние принципы работы. Чтобы минимизировать сопротивление необходимо вовлечь все ключевые фигуры в обсуждение проекта на самой ранней стадии. В этом случае стандарты не воспримутся как навязанные извне, так как будут учитывать мнение всех заинтересованных лиц.

Например, в одном из наших проектов для реализации одинакового функционала у заказчика исторически использовались три различных программных продукта. Каждый из них решал задачу одинаково хорошо. В процессе перехода на модель частного облака мы должны были выбрать одно решение, что вызвало ожесточенные споры в команде заказчика.

Во-вторых, сложности возникают при выборе оборудования. При строительстве ЦОД с нуля всегда появляется соблазн приобрести наиболее свежие, передовые решения, однако заказчику необходимо учитывать специфику эксплуатируемых приложений, которые могут быть жестко привязаны к определенным технологиям. Также следует иметь в виду экспертизу, накопленную в компании. Миграция на сверхмодную инфраструктуру может быть затруднена, и чтобы избежать подобных сложностей, необходимо заранее тщательно анализировать существующую ИТ-инфраструктуру.

Обращу внимание и на то, что переход в облако предполагает стандартизацию, а это, как правило, требует реализации большого числа кроссплатформенных миграций. Об этом необходимо думать «на берегу» — такие ситуации надо предвидеть.

CNews: Как решается проблема сохранения непрерывности бизнеса заказчика при миграции на новую технологическую платформу?

Илья Воронин: Технологически процедура бесшовной миграции ИТ-систем на новое оборудование хорошо отработана и существенных трудностей здесь не возникает. Исключение составляют старые приложения, компетенции по которым утеряны (например, если вендор прекратил свою деятельность). Зачастую во время реализации проектов мы выявляем связи между приложениями, неизвестные ИТ-отделу, которые были реализованы уже не работающими сотрудниками и более не поддерживаются.

Илья Воронин: Переход на модель облака позволяет видеть динамику изменения расходов на ИТ в разрезе прикладных систем и сопоставлять её с изменениями в бизнесе

Хотя формально такой процесс называется миграцией, в реальности приходится проводить реинжиниринг ИТ-систем. Я бы сказал, что при переходе к частному облаку заказчику приходится отдать за годы накопленный технический долг. Существующая реализация информационных систем зачастую не соответствует представлению клиента, как они должны работать, поэтому в процессе строительства частного облака мы также заново проектируем ИТ-системы предприятия.

Так, у ряда заказчиков встречались различные СУБД (Informix и подобные), пик популярности которых на рынке давно прошёл, а внедрения остались. Миграция таких систем требовала особой проработки и привлечения внешней экспертизы, так как специалистов уже не было даже на стороне заказчика.

CNews: Расскажите подробнее, как происходит реинжиниринг ИТ-систем заказчика?

Илья Воронин: По сути, в этот момент проект перестает быть исключительно «айтишным», так как возникают вопросы по классификации приложений, выявлении систем, которые из тестовых перешли в разряд ключевых или наоборот, приходится заново вычислять актуальные значения RPO и RTO, которые за годы эксплуатации могли измениться.

Также проект миграции в частное облако требует вовлечения большого количества подразделений, не связанных с ИТ. Прежде всего, это финансовый департамент, с которым необходимо согласовать вид отчетов о стоимости ИТ-услуг. Кроме того, придется взаимодействовать с HR-подразделением, так как под новые технологии приходится искать новых специалистов.

В результате, на строительство частного облака уходит много времени. В нашем случае, например, длительность подобного проекта для одного крупного банка составила два года.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.